Откуда появился «Левиафан».

                                               

Инет пестрит экзальтированными и противоречивыми рецензиями СМИ, ибо «Левиафан» - яркое событие: испорченная квартирным вопросом интеллигенция ухмыляется при виде успешной пакости, а патриоты негодуют.

«Я живу в Москве всю свою жизнь. Живу в России.. я ваш соотечественник, можно сказать. Наверное, стоит подсказать людям, чтобы они не завидовали моим пальмам кокосовым на берегу в Майями. Нет у меня этого ничего.. это попытка рассказать зрителям о своих наблюдениях, тревогах и переживаниях.» - комментирует режиссер А.Звягинцев свой фильм, на английском вышедший в Великобритании, и лишь год спустя появившийся в России. Хочется спросить соотечественника-режиссера из Москвы, делающего фильмы на чуждом ему языке: Why?

Фильм «Левиафан», четвертый фильм режиссера, в конкурсной программе Каннского фестиваля 2014 года получил приз "за лучший сценарий", по словам режиссера, как «попытка рассказать зрителям» интерпретацию Книги Иова.
Однако, мне очевиднее облачение режиссером России в философию нездорового для Англии, Голландии и Шотландии времени 1651 года, представленную Томасом Гоббсом в книге «Левиафан».


Угадывается в фильме и сюжет новеллы «Михаэль Кольхаас» Генриха фон Клейста, где "благородный разбойник", гоняясь за своим обидчиком грабил города, умножая банду, пока не выиграл дело, осужденный на смерть за свой разбой.

Однако, лейтмотивом, по признанию самого режиссера, стала американская история Марвина Джона Химейра, фабулу которой А.Звягинцев, как этикетку наклеил на Россию. Такой плагиат только помешал А.Звягинцеву выгоднее "размотать" свой сюжет фильма. Однако, помог отнять у искреннего зрителя веру с надеждой.
Словом, получился фильм - поклеп, который с радостью одобрили и тепло приняли на Западе. Сам же А.Звягинцев, лицемерно призывает: «не политизировать картину»:
Идея нашла отклик, и очень захотелось об этом что-то рассказать, а дальше на протяжении нескольких лет собирался какой-то материал. Из наблюдений, созерцания, из тревог, из переживаний в духе «За державу обидно».
– Вы собрали все, что хотели?
Того, что собрали, вполне достаточно. Больше собрать было нельзя.
(
Андрей Звягинцев – РБК: «Я мечтал, чтобы зритель открыл свой ум» )

Вот так, сидя за пазухой своей Родины, ослабляя государственность, болезненно самолюбивая интеллигенция туда же и гадит, толкаясь в колонне себе подобных - пятой  колонне забытых, мнимых или порочных, обязательно обиженных талантов. Ибо обида – скверное средство привлечь внимание.

А.Звягинцев: «Одна знакомая рассказала мне историю о человеке, который жил в Колорадо и который взбунтовался против одной могущественной компании. Этот человек сперва разрушил здания, а потом покончил с собой. Эта история могла бы произойти где угодно. Мы перенесли эту историю в Россию; и еще был такой прецедент, древняя история — история бедного Иова, в Библии. Вот откуда появился Левиафан

Однако, зарубежному зрителю умом Россию не понять. Ибо верна народная мудрость: «Я к нему оком, а он ко мне боком».

promo inet april 4, 2017 17:00 25
Buy for 10 tokens
Испытывая малознакомое острое чувство сопричастности после теракта, люди становятся культурными и отзывчивыми. Вводители пишут маршрут-предложения подвезти. «Не знаю, может слишком много моих знакомых в центре с машинами, а может, просто так совпало, но я вот искренне обрадовалась за всех…
Фильм великолепный, мне очень понравился. Хотя подобных текстов начитался про него, и смотреть сначала не хотел.